Главная \ Новости \ Дмитрий Гусев: «Де факто мы есть. Де юре нас нет!»

Дмитрий Гусев: «Де факто мы есть. Де юре нас нет!»

« Назад

01.06.2016


 

 

Правительство России планирует внести на рассмотрение Госдумы проект закона, который снизит тариф на получение лицензии для винодельческих предприятий страны. Если законодатели одобрят эту инициативу - стоимость лицензии на изготовление и реализацию винной продукции снизится с нынешних 800 тыс. до 65 тысяч рублей. Причем, продление лицензии через 5 лет, должно обойтись виноделам всего в 3,5 тыс. рублей. О том, насколько необходим России такой закон и какое влияние он может оказать на развитие отечественного виноделия - информационное агентство «Про вина» пообщалось с одним из пионеров гаражного виноделия, владельцем хозяйства «Лоза» Дмитрием Гусевым, который производит вино в таком пока еще не очень известном винодельческом регионе как Волгоградская область.

1464771028_455

- В двух словах расскажите о хозяйстве, которое у вас сейчас есть.

- Хозяйство основано в 1990 году моим отцом Эдуардом Григорьевичем Гусевым . Когда в 90-х годах стали давать землю, он ушел с завода, взял участок, и посадил первую лозу. Первыми лозами стали лозы столового винограда, но так как это были 90-е годы начались трудные времена и мы поняли, что виноград - это не продукт первой необходимости. Мы не смогли его реализовывать, и встал вопрос: что делать? Недалеко от г. Дубовки в селе Оленье жил селекционер Александр Иванович Потапенко. Отец познакомился с ним, и мы заразились его идеей создать северное, не укрывное виноградарство. Во многом это было обусловлено тем, что в то время у Александра Ивановича были те формы винограда , которые можно было не укрывать. На сегодняшний день два его сорта мы по-прежнему возделываем. Считаем, что они достойны того, чтобы из них производились вина. Конечно, экономика их выращивания намного дешевле, чем у укрывных сортов винограда, но по качеству они уступают международным сортам. Хотя в принципе из них получаются качественные тихие вина, и игристые.

- А какие это сорта?

- Мариновский и августовский. Мариновский – это одна из первых его гибридных форм , которую он назвал в честь дочери Марины. Августовский - гибридная форма которая была у нас на испытании. Мы дали ей рабочее название так, потому что первый урожай его получили в конце августа. Кроме того, какие-то формы мы покупали у Потапенко, какие-то он сам передавал нам для испытаний. Всего у нас было больше ста его гибридных форм. В ноябре 2003 года Всероссийский институт виноградарства и виноделия им. Я.И. Потапенко открыл у нас в хозяйстве опорный пункт по изучению гибридных форм и других сортов разной селекции. Все эти годы мы наблюдали и наблюдаем за этими гибридными формами и вели оценку хозяйственно ценных признаков для качественного виноделия. В итоге мы для себя решили, что оставим эти две гибридные формы. 

В 2005 году у меня появилась возможность поучиться виноделию, посмотреть, как устроены маленькие хозяйства за рубежом. Я поехал в регион Пфальц, в небольшое хозяйство в Германии, где фермер возделывал 10 га виноградников. Это было чисто семейное предприятие, руководил которым винодел в шестом поколении. Сейчас работает его сын т.е. седьмое поколение, и мы до сих пор общаемся. Я поехал поучиться и посмотреть. Побывав там два небольших сезона, я понял, что мы не тем занимаемся и что нужно идти в другом направлении и начинать возделывать классические сорта. С 2005 года мы стали высаживать классические сорта.

Таким образом, с 2006-07 годов мы стали высаживать классику. Как обычно насажали всего на свете, а потом потихоньку начали отбирать.

Получилось так, что в 2012 году я побывал на винограднике и винодельне в «Лефкадии» что дало новый толчок для понимания дела. Побывав в этом хозяйстве я почерпнул для себя много полезной информации, помог в этом мне Антон Хмыров, он работал там агрономом. И от него же я узнал в 2012 году, что создано сообщество гаражистов, где Геннадий Опарин и Владимир Логинов собрали малых виноделов под свое крыло. В 2013 году вместе членами сообщества мы участвовал в выставке вина и оборудования для виноделия в г. Краснодаре «Винорус. Винотех», где получил серебряную медаль!

- Серебряным призером стал Рислинг?

- Нет, Ркацители.

- А название «Хозяйство «Лоза» сохранится?

- Нет, мы, наверное, сделаем название «Винодельня семьи Гусевых» или что-то в этом роде. То есть это будет связано только с семьей.

- Вы развивали свое хозяйство на заемные средства, или у вас есть другие направления бизнеса? Ведь виноградарство занятие не из дешевых?

- Помимо винограда мы овощи долгое время выращивали. Я их, кстати, и сейчас выращиваю. Поговорка такая: чтобы растить виноград, надо выращивать овощи. На сегодняшний день в хозяйстве имеется 5 гектар виноградников, на следующий год планируем еще 5 гектар, которые будут закладываться осознанно, понимая какой сорт, как сажать и что из него потом делать.

- Все те, кто пробовал ваши вина на выставках, отмечали ваши белые вина: ркацители, рислинги и т.д. Но буквально недавно появилась информация, что вы будете делать красные вина. Какая пропорция у вас будет? И какие это будут сорта: классические европейские или автохтонные?

- В нашем регионе автохтонов нет, кроме гибридных форм, если их можно так считать. Мы их, конечно, оставляем, потому что вино из них у нас пользуется спросом в летнее время: оно более легкое. Есть у меня задумки, которые в этом году хочу исполнить. Но говорить о них не будем: надо попробовать. Это будет занимать процентов 15-20, а в основном мы, конечно, будем делать классику, и у нас будет 60% белых и 40% красных сортов. Еще делаем игристые вина, они у нас неплохо получаются и хотелось бы еще поработать в этом направлении.
 

- А ваш регион, его микроклимат, больше подходит для белых или для красных?

- Он больше для белых, хотя у нас очень много солнца, и самое главное достоинство, что у нас сухая теплая осень. И в этот момент созревание идет очень хорошо. У нас виноград очень приличного качества в плане экологии, потому что наш климат ветреный, сухой. Мы только 2-3 обработки химических делаем, максимум четыре

Но есть и минусы: климат континентальный, зимы холодные, с частыми оттепелями. Бывают бесснежные зимы, и поэтому вся культура укрывная. Я занимаюсь уже 20 лет, но не помню ни одной зимы, чтобы не было хотя бы минус 25. В этом году зима была очень теплая, в начале февраля только два дня было минус 25. Всего лишь два дня, но все, что не укрыто – все гибнет. А перед этим холодные зимы были четыре года подряд -30 -32. Но амурские гибриды выдерживают. Часть соцветий в почках гибнет, но есть у них одно очень хорошее качество для виноградаря: во всех замещающих почках есть соцветия.

Но все равно главным критерием являются продажи, а люди охотней покупают тот же совиньон, шардоне, то что они знают, то что они хотят. А объяснить им, что такое «мариновский» очень тяжело. Хотя мы считаем, мариновский и августовский своими автохтонными, поскольку они у нас родились. Ведь что-то должно же быть свое. Пусть они будут такие, как есть, ведь на сегодняшний день мы самая северо-восточная винодельня в Южном Федеральном Округе. На нас зона Нижней Волги и заканчивается.

- А в Астраханской никто не пытается развивать виноделие?

- Нет, там есть ребята, но в основном они выращивают столовый виноград. Наш регион – Нижняя Волга, и он охватывает две области: Астраханскую и Волгоградскую вдоль правого и левого берега реки Волги, от Астрахани до Саратовской области. Также у нас есть еще хозяйства в области

- То есть несколько ваших последователей уже есть?

- Да, есть. Думаю, что с вступлением закона в силу люди появятся, потому что интересующихся много. Но всех останавливает момент продаж. Закон о том, что можно получить фермерскую лицензию есть, а как это сделать - нет. Мы надеемся, что в этом году все должно случиться.

- У нас в стране, в отличие от Европы, система апеласьонов еще не определена. Могут ли этим заняться саморегулируемые организации?

- Вот мы сейчас этим и занимаемся. Мы на большие зоны все поделились: Крым, Севастополь, Кубань, долина Дона, долина Терека, Ставрополье, наша Нижняя Волга. Т.е. эти зоны уже определены. Дальше в подзонах, мы будем определять на СРО и предоставлять это в Минсельхоз каждой области, которые они должны утвердить. В нашей зоне определили пока две: Ахтуба и Дубовка - реальные хозяйства, которые могут получать лицензию. Конечно нам, маленьким винодельческим хозяйствам хотелось, чтобы все это происходило быстрее, но мы тоже понимаем, что мы живем в стране Россия, где быстро ничего не делается. Надеемся, что нас все-таки уже немало, и наши вина стали очень приличными. Все это, я думаю, подтолкнет власти к скорейшему принятию закона.

- А государство вообще как-то помогает?

- Да, на виноградарство выделяют субсидии на посадку, на проведение работ до момента плодоношения лоз. В Краснодарском крае, я слышал, на шпалеру выделяются. В принципе есть варианты как получить господдержку. Но хозяйство должно быть сельхозтоваропроизводителем. Там есть нюансы: какие документы нужно сдавать, какие отчеты, чтобы претендовать на какую-то помощь. Я, пользуюсь этим. В нашей области нас виноградарей поддерживают, несмотря на то, что нас мало. Хорошее отношение и понимание есть. Другое дело, что может быть средств недостаточно выделяют, но хотя бы и на этом спасибо.

- Много ли средств тратится на продвижение и маркетинг?

- Я считаю, что маркетинг – это участие в выставках с хорошими винами, чтобы донести свое вино до людей. К нам есть особый интерес, ведь мы самый северо-восточный регион. Это тоже подкупает людей попробовать что-то новое и необычное Но у нас компенсация севера идет жаркими сухими летом и осенью. Виноградник у нас весь поливной, ничего не растет без полива, система полива и орошения обязательна. Поэтому себестоимость винограда у нас выше.

- А кто ваши основные потребители? Работаете ли Вы с торговыми сетями?

- Нет, мы не можем работать с сетями пока. Мы на гаражном уровне. Участвуя в выставках, мы не продаем вино, а им угощаем.

- Но государство же должно понимать, что без продаж сегодня никуда?
 

- В этом и весь сыр-бор. Де-юре нас нет, де-факто мы есть.

- А если нескольким хозяйствам сделать это вскладчину?

- Нет закона. Я думаю тот закон, который сейчас принят, и который нужно довести до реализации - он в принципе неплох и дает возможность работать. Может быть, кто-то считает, что там могло быть и больше возможностей. Может быть они и правы. Но пока хотелось бы, чтобы и это началось, а уже потом будем думать. Конечно, очень много людей прилагает к этому усилия в Государственной Думе, во власти, чиновники и общественные организации. Понимание есть, а документов пока нет.

- Какой будет себестоимость вашего вина, когда оно поступит в продажу после выполнения всех этих процедур?

- Если вложить в себестоимость 20 лет предыдущей работы, то, наверное, она будет очень высокая. Все зависит от того, что мы туда вкладываем. Все зависит от того, какое оборудование используется на предприятии, какими емкостями пользуются и т.д. Но в общем-то это дело совсем не дешевое. Помимо денег тут нужно знание, опыт и чутье какое-то иметь. Я тоже не имею профессионального образования винодела, я агроном. Очень много людей, которые пришли с других отраслей, но фанатично преданны этому делу. Есть опыт других стран. Он более доступен. У нас сейчас стали проводить занятия SimpleWineNews, за что им огромное спасибо, потому что для людей, которые только начинают - любая информация – это очень большая помощь для небольших виноделен.

- Ваш пример уже многих вдохновил, а каков на ваш взгляд потенциал вашего региона Нижняя Волга?

- Наш потенциал велик! Наши почвы хорошо пригодны для выращивания винограда. В связи с тем, что мы живем у Волги, воды хватает, а виноград надо орошать, надо воспользоваться этим моментом. И солнца хватает. В нашем месте Волга широкая,около 12 км, отличный аккумулятор тепла, сглаживает континентальность климата. Потом опять же в районе Дубовки самое узкое место между реками Волгой и Доном, меньше 60 км, и это тоже оказывает свое влияние. Укрывное виноградарство вполне рентабельно, вполне может работать.

- А в чем особенность укрывной технологии?

- Технология такая же, как в Ростовской области и в Ставропольском крае. Правда, мы относимся к этому посерьезней, потому, что у нас бывают бесснежные зимы. Весь принцип и инструмент мы привезли оттуда, но немного его переделали под себя. Отец у меня конструктор, он доделывал все так как нам нужно. В связи с тем, что в России много укрывных зон, хотелось что бы появились новые технологоии по укрытию и раскрытию виноградного куста, мы в космос летаем, а не можем сделать машину, которая укрывает и открывает виноград. Это несложно, нужно хороших специалистов и добротную технику сделать. Но, к сожалению, пока пользуемся технологиями 50-60-х годов.

- Скупки земли под виноградники столь же массового характера, как на Кубани в ваших краях пока не наблюдается?

- Нет, скупки массового характера не будет, потому как затрат у нас намного больше, чем на Кубани. Помимо участка земли, нужно найти воду, что очень сложно, электричество, чтобы качать воду. Нужно иметь технику, чтобы укрывать виноград, культивации недостаточно. В общем, вложений больше и себестоимость гораздо выше. У нас в регионе больше конечно тех людей, которые выращивают столовый виноград, но, думаю, что со временем они перейдут в другую категорию.

- Процесс выращивания столового винограда такой же?

- С точки зрения виноградарства цикл тот же, но дальнейших вложений не требуется. В плане постройки винодельни и т.д. Но у столового винограда есть свой минус - продать. Технический виноград легко переработать. Переработка дает возможность увеличить рентабельность, а столовый виноград остается таким, каким его собрали. Но он не требует лицензирования и т.д. У нас много хозяйств, которые выращивают столовый виноград, но такой авторский, не промышленного типа, а именно авторский, где крупные грозди, крупные ягоды. Они свой виноград продают довольно-таки недешево. Таких людей очень много. 

- Видимо спрос на него гораздо больше?

- Я надеюсь, что, когда примут закон, люди начнут переходить.

- Ваш прогноз по развитию гаражного виноделия в России?

- Нужен закон. Без закона большое количество людей просто ждут или уходят в другое направление. Я думаю, что закон даст подвижку для малых хозяйств особенно на юге страны, где потребление вина выше. У нас на Волге виноделен будет меньше, но все равно они тоже будут появляться. Я оптимист. Не был бы оптимистом, 20 лет бы не работал!

 

Источник материала provina.ru


Комментарии

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

*Комментарий:


Заполняя данную форму, вы соглашаетесь с политикой обработки персональных данных.